· 

Обзор тридцатипятилетнего возраста. Перекресток для женщин.


Дня каждого из нас вступление в середину жизни – момент драматичный. Женщины переходят этот перекресток раньше мужчин.

 

В тридцать пять лет они начинают испытывать толчки, побуждающие их к реализации «последней возможности».

 

Что женщина понимает под «последней возможностью», зависит от того, какой модели поведения она до сих пор придерживалась.

 

Проблемы, которые она до сих пор отодвигала в сторону, в тридцать пять лет настойчиво требуют решения и принуждают ее проанализировать свою роль и выбор в дальнейшей жизни.

 

Она начинает осознавать, что некоторые из них с возрастом и менопаузой в ближайшем прогнозируемом будущем закроются.

 

«От чего я должна отказаться, выбрав этот брачный союз?» или «Лишит ли эта карьера меня личного счастья?»

 

«Почему я должна иметь столько детей?» или «Есть ли еще время для того, чтобы иметь ребенка?»

 

«Почему я не закончила образование?» или «Что даст мне степень, если я столько лет не работала?»

 

«Может, мне пойти работать?» или «Почему никто не сказал мне, что я должна вернуться на работу?»

 

«Разве я привыкла, потому что боялась вырваться?» или «Разве только муж удерживает меня?»

 

«Я до сих пор одна. Может быть, я просто не сексуальна?» или «Я отказалась от любви из-за страха, что это положит конец моей карьере?»

 

«Неужели я действительно не заинтересована в повторном замужестве?» или «Может быть, я просто боюсь снова рискнуть?»

 

Вот некоторые факты, иллюстрирующие жизнь средней тридцатипятилетней женщины.

 

Тридцать пять лет – это возраст, когда средняя мать отсылает в школу младшего ребенка.

 

С тридцати пяти лет начинается опасный возраст супружеской неверности. Статистика Кинси показала, что жена, по всей вероятности, становится неверной (если это происходит) к тридцати восьми годам. Желание познать что-то новое на стороне совпадает у женщины с пиком ее сексуальности, который обычно приходится на этот возраст. Как и мужчины, женщины не против пофлиртовать, пофантазировать и часто вступают в случайные половые связи в середине жизни, надеясь излечиться от страхов, скуки, и внезапного чувства, что тело теряет привлекательность. Об этом говорилось в некоторых недавно вышедших книгах и исследованиях. А интервью, собранные в этой книге, лишь подтвердили это.

 

Это необязательно должны быть новая любовь или новый муж. Нет, это просто «моя последняя возможность весело провести время, пока я еще привлекательна». То, что многие женщины завуалированно признаются в измене, но не скажут об этом мужу открыто, ярко видно на примере одной из жен, которая живет в пригороде Уэстчестер. Прожив двадцать лет в законном браке и будучи верной мужу, она вырастила четверых детей. Однажды она сказала шокированному мужу, что хотела бы взять отпуск и провести его одна: «Послушай, ты, пижон, ты пропадал годами, а я была дома. Теперь я хотела бы обогатить свой сексуальный опыт. У меня такое чувство, что ты предлагал мне не совсем то».

 

Большинство женщин, как и большинство мужчин, охваченных паникой в середине жизни, не хотят отказываться от удобного брачного союза и остаться в одиночестве. Они просто хотят спастись от телесного увядания и угрозы смерти через волшебство опыта самолюбования. Они хотят увидеть себя молодыми глазами нового любовника. В рамках очевидной универсальности этого желания женщины часто ищут замену детей, которые уже больше не требуют их внимания, однако все еще зависят от них. Им нужно заполнить внезапно освободившееся время и дать волю сексуальным желаниям, которые уже больше не удовлетворяет муж, возвращающийся после напряженной работы без всяких сексуальных потребностей. Многие из них выбирают развлечение, так как их жизни не хватает смысла.

 

В критический период женщина, окончившая в свое время колледж, выбравшая сначала замужество и материнство, отложившая карьеру на более поздний срок, уже не видит четкой жизненной цели и испытывает некоторую депрессию. Однако она может преодолеть свою внутреннюю робость и снова пойти на работу. Ей также придется отказаться от пагубной роскоши не работать, которая является довольно сильным противодействующим фактором. 

 

Чем же занимаются женщины, которые по необходимости должны оставлять свой дом и зарабатывать на жизнь? Они становятся официантками, телефонными операторами, швеями, санитарками, ассистентами менеджеров по продажам, устраиваются на временную работу в офис или возвращаются обратно на конвейер. Вот на такие работы могут устроиться женщины, которые раньше не получили хорошего образования или не планировали работать на протяжении двадцати пяти лет. Девяносто процентов женщин в возрасте от тридцати до сорока четырех лет не закончили колледж. Большинство из них так и вынуждены навсегда остаться заботливыми женщинами.   

 

Наиболее жестокие денежные проблемы, не зависящие от уровня образованности женщины, связаны с тем, что она много лет провела дома как домохозяйка и все это время была выключена из состава рабочей силы. Женщинам после тридцати лет приходится трудно, однако тем, кому исполнилось сорок лет и больше – еще труднее. Многие замужние женщины, имеющие детей (согласно результатам исследования Министерства труда) и пошедшие работать, заняли положение на порядок ниже того, которое они имели до замужества. Почти треть женщин, которые снова начали работать в возрасте от тридцати до сорока четырех лет, не смогли подняться выше того уровня, на котором находились в юности до замужества. После сорока лет уровень безработицы среди женщин, которые снова хотят работать, на треть выше, чем среди мужчин того же возраста.

 

Тридцать четыре года – это средний возраст, в котором разведенная женщина выбирает себе нового мужа. Тридцать пять лет – это возраст, в котором среднестатистическая жена уходит из дома. В настоящее время жена, уходящая из дома, не редкость. 

 

Тип женщины, оставившей семью, описан Эдом Гольдфедером, президентом американской компании, занимающейся розыском пропавших родственников. Тридцатипятилетняя женщина, вышедшая замуж в девятнадцать лет и родившая первого ребенка через одиннадцать месяцев. «С этого момента она посвятила свою жизнь воспитанию ребенка и ведению дома. Теперь, достигнув возраста тридцати пяти лет, она чувствует, что не сможет радикально изменить свой образ жизни. Муж часто переставал думать о ней как об индивидууме со своими запросами и желаниями».

 

Фирма, занимающаяся розыском пропавших родственников, прислала мужу анкету с вопросами о его пропавшей жене. Ответы проливают свет на отношения в семье. Цвет глаз: Не помню. Цвет волос: Не ярко выраженная блондинка. Хобби: Нет. Привычки: Эту графу муж не заполнил. Состояние ума: Нарушены эмоции.

 

Самое поразительное, что материально семья хорошо обеспечена. Причина побега жены заключается не в ухудшении материального благосостояния, а в том, что женщину перестал ценить и даже замечать муж и жизнь с ним потеряла для нее всякий смысл.

 

Маргарет Мид в одном из интервью сказала: «Я думаю, что принципиальными повстанцами сегодня после восстания мужчин в сорокалетнем возрасте являются женщины, которые оставляют своих мужей, прежде чем те оставят их. Эти женщины, как правило, достигли среднего возраста тридцати пяти лет и считают, что у них осталась последняя возможность что-то изменить в своей жизни».

 

Тридцатипятилетний возраст отмечает биологическую границу женского существа. Наверное, в первый раз женщина начинает ощущать признаки того, что демографы называют «концом ее плодородных лет». Женщина, которая выбрала сначала карьеру, а замужество и материнство отложила на неопределенный срок, бьется в тисках времени. С вопросом о материнстве неминуемо должна столкнуться и незамужняя женщина, которая занималась карьерой.

 

Некоторые из энергичных, любящих выпить незамужних и несентиментальных женщин, посвятивших себя карьере, внезапно останавливаются, влюбляются и беременеют. Свободная журналистка Ирма Куртц приняла решение завести ребенка в возрасте тридцати семи лет. Незамужняя остроумная и эгоцентричная американка, добившаяся профессионального признания в Англии, раньше не имела времени подумать о ребенке. Теперь, писала она, «этот путь был для меня единственным». Ей нравилась беременность, и она «полностью посвятила себя этому состоянию». Сначала она испытывала панический страх оттого, что все для нее закончилось: «конец тщеславию и приключениям, конец свободе, конец моему эгоцентричному детству». Однако беременность дарит определенный эмоциональный комфорт, когда ребенок начинает шевелиться. «Приятно войти в абсолютно новую область информации и интересов, – писала журналистка, – особенно в возрасте, когда ты думаешь, что уже все исследовала в этой жизни».

 

Ирма Куртц родила ребенка непросто, ей сделали кесарево сечение. Однако она была готова к этому. Неожиданным оказалось изменение чувства времени и отношения к себе и другим. Сразу после рождения сына она почувствовала себя эмоционально опустошенной, «Сон урывками, вероятно, влияет на меня больше, чем в молодости. Дни проходят в суматохе. Это означает, что я свободна от пережитков прошлого, по крайней мере, на это время. Удивительно, насколько нежелание выпить ограничивает социальную жизнь в моей возрастной группе, однако еще более поразительно то, что сейчас я нахожу беседы в подпитии скучными, хотя раньше наслаждалась ими и получала эмоциональный заряд... Возвращаясь назад, я вспоминаю, что постоянно говорила о себе и своих успехах и редко – о чем-либо другом... Сегодня я знаю, что тоже смертна, что становлюсь старше... Боже мой, когда ему исполнится лишь тринадцать лет и он будет совсем юным, мне уже будет пятьдесят, а это не шутка... Однако не могу сказать, что это меня очень беспокоит».

 

Традиционно считается, что заводить ребенка в тридцать пять лет рискованно. В книгах, посвященных гинекологическим проблемам, женщина, впервые рожающая в тридцать пять лет или позже, все еще определяется как женщина с первой поздней беременностью. Если со времени предыдущих родов прошло десять и более лет, такую беременность также считают поздней. Однако есть доказательства того, что опасность поздних родов преувеличена. Так в чем же риск?

 

Единственный риск, которому вы подвергаетесь в связи с поздними родами, заключается в рождении ребенка с синдромом Дауна. Для двадцатилетних матерей возможность родить ребенка с этой генетической патологией составляет 1:2000. При родах в тридцать пять лет соотношение увеличивается до 1:1000, в сорок – до 1:100. И каждый последующий год соотношение увеличивается в два раза. Амниоцентез – процедура, при которой околоплодная жидкость берется на анализ из матки с помощью иглы – обеспечивает стопроцентную распознаваемость синдрома Дауна и других хромосомных отклонений.

 

«При квалифицированной акушерской помощи не должно быть существенных различий при родах женщин в возрасте до сорока и после сорока лет», – утверждает профессор Ванде Виль. Он отметил также, что наиболее часто поздние роды встречаются у разведенных женщин, которые не имели детей и повторно вышли замуж в тридцать восемь – тридцать девять лет. «Такие женщины обычно готовы пройти через все препятствия, чтобы родить ребенка. Если случается так, что во время беременности или при родах происходят какие-то осложнения, то они сами просят оперативного вмешательства».

 

Акушер-гинеколог заканчивает затянувшиеся роды оперативным вмешательством, проводя кесарево сечение матерям, которые решили родить в позднем возрасте. Возможны и другие осложнения при родах, связанные с возрастом, однако таких случаев зарегистрировано немного. В таком возрасте чаще встречаются гипертония и диабет. У сорокалетних женщин, которые никогда раньше не рожали, чаще развивается фиброма матки, которая может вызвать кровотечение. Перед плановой беременностью женщина обязательно должна обследоваться у гинеколога на предмет наличия различных воспалительных заболеваний.

 

Единственное осложнение, которое встречается довольно часто и которое нельзя предсказать, – это низко расположенная плацента, что может во второй половине беременности вызвать серьезное кровотечение у матери. Многим акушерам-гинекологам не нравится, если женщина после сорока лет собирается рожать ребенка. Но это не означает, что нужно отказаться от желания завести ребенка в позднем возрасте. Заботливые женщины по-разному реагируют на столкновение с биологической возрастной границей. Они могут вернуться к учебе, начать развивать скрытый талант или готовиться к возвращению в мир труда. Но чаще всего, получив степень в колледже или утвердившись в карьере, они снова беременеют. «Это не ошибка, – сказала доктор Рут Моултон, ассистент профессора психиатрии в Колумбийском университете. – Они просто оставляют себе ребенка». Даже если мать уже приняла определенное решение: «Это был мой последний ребенок», – и счастлива этим, все равно она чувствует, что заканчивается важный период в ее жизни: «Когда дети подрастут, у меня будет больше времени. Это прекрасно, но чем я смогу заменить их?»

 

Когда все цели теряют актуальность, неудивительно, что женщина чувствует изменение в своей перспективе при переходе к середине жизни в тридцать пять лет. Так или иначе, женщина на этом отрезке времени начинает действовать, а какую роль здесь может сыграть муж – это уже другое дело.